Печать

Как это ни удивительно звучит, трансовое состояние — довольно обыденное явление для любого человека. Транс — это не сон. Думаю, большинству из вас доводилось испытывать состояние такого рода задумчивости, когда и мысли-то не приходят, но почему-то ловишь себя на том, что смотришь в одну точку и отвлекаться не хочется. Возникает особая погруженность в себя. А уж если кого-то находящегося рядом подмывает нас отвлечь — согласитесь, что отвлекаться как-то не хочется. И если спросят: «о чем думаешь»?  — Так, вроде и ни о чём. Однако, остаётся чувство, что что-то всё таки происходило. И, возможно, что-то важное. Это и есть транс.

Естественные погружения в транс случаются по нескольку раз в день и часто остаются не заметны для нас: разглядывание картины, чтение книги, тягостное, но покорное ожидание в очереди, погружение в собственные переживания или в те ощущения и образы, что рождает любимая музыка.
В основе Эриксоновского гипноза лежит феномен естественного транса, что и объясняет эффективность Эриксоновской психотерапии. В противоположность ей, отличительной чертой традиционного, классического гипноза является авторитарный, директивный подход. Современный подход к гипнозу — Эриксоновский — продвинулся много дальше понимания гипнотического феномена в традиционном подходе. При этом, термин «гипноз» сохранился. Однако, именно с авторитарным подходом связаны негативные стереотипы о гипнозе, распространённые в обществе.
Различия между подходами к гипнозу не ограничиваются лишь внешним антуражем процесса и степенью комфорта человека, находящимся в состоянии транса. Известно, что традиционному гипнотическому воздействию подвержены высокогипнабельные люди. А это, по разным оценкам,  лишь 15 - 30% людей. Ещё около 30 - 40% - среднегипнабельные.
Одна из причин невосприимчивости к гипнозу оставшихся негипнабельных людей — механизмы защиты психики человека, стоящие на страже и не допускающие внешнего вмешательства. Не каждый готов к жёстким, директивным установкам и может принять их. Однако, справедливости ради, следует отметить, что и традиционный гипнотический подход, в определённых случаях, уместен и эффективен.
Подход, предложенный Милтоном Эриксоном, в основе которого принятие личности клиента, позволяет не идти напролом естественных механизмов психологической защиты; принимая индивидуальные особенности человека, даёт возможность терапевту деликатно взаимодействовать и сотрудничать с ними для осуществления гипнотического (трансового) процесса.

Транс, по представлениям Милтона Эриксона, — это особый тип взаимодействия между людьми. И, получаемый в итоге такого взаимодействия результат, зависит от обоюдных усилий — терапевта и клиента. Вот и получается, что необходимость задействования механизмов сопротивления сводится на нет. И принятие клиентом, предлагаемого ему, терапевтического процесса — становится залогом хорошего результата Эриксоновской психотерапии.
Лишь степень компетенции психотерапевта, заключающейся в умении обеспечить терапевтическую ситуацию, с одной стороны, и уровень мотивации клиента на включение в процесс терапии, с другой стороны — представляют собой необходимые условия погружения клиента в трансовое состояние и осуществления процесса активации его собственных ресурсов. Эффективность психотерапии, в этом случае, высока и может приближаться к 100%.

Отличие Эриксоновского гипноза от классического гипноза.